Милалинк
Авторизация

Давай подумаем

Давай подумаем - история любви
Казённые стены — ламинат на полу, люминесцентный свет, скамейки вдоль коридора. Вот так, любимая, может закончиться наша история — разводом по суду...


Истец


Прожили всего ничего, три года, зато умудрились обрасти кое-каким имуществом, которое я из упрямства не хочу разделить миром. Вру. Не из упрямства. Я надеюсь, что судебные тяжбы охладят мою пока ещё жену, и мы помиримся. Считайте меня сутяжником, но борюсь за правое дело — семью спасаю.

Жена — золотая. Какой-то остряк сказал, мол, если выбирать из страстной или скучной, то лучше страстную — их, правда, иногда душат, но редко бросают. Подтверждаю. Много раз вскипал, в ссоре хотелось оторвать её строптивую голову — но остывал. Пропаду ведь без неё. С ней интересно. А это, как понимают все здравомыслящие, важнее сытости и покоя. Да и любви, которая со временем неизбежно тускнеет.

Сегодня первое слушание. Моей ответчицы ещё нет - подожду, потомлюсь, как на первом свидании.

Ответчица


С утра диверсию устроил кран: корпус смесителя взял и выпал из гнезда. Хм, докрутилась, но вообще-то надо было внимательнее смотреть, когда снимала квартиру. А то соблазнилась свежим ремонтом, а на сантехнику ноль внимания. Ничего, сейчас починю, это просто: вставить на место, зафиксировать кольцом, несколько раз крутануть — готово. Кто говорил, что я одна не справлюсь?.. Ого, сколько времени, быстрее в суд, сегодня первое слушание.
Я ничего не хочу делить, даже вникать не буду в эти дрязги. Пусть всё забирает. С тех пор, как переехала из квартиры мужа на свою территорию, наконец-то стала нормально спать.

Хотя денег, конечно, не хватает. Ну и что?! Неделю ужинаю булкой со стаканом кефира — а уже результат какой! Щёки спали, скулы заострились, живот плоский. Верно тренер говорил: стройно не там, где худеют, а там, где не жрут.

Закрыть дверь, ключи в сумку.

Я прекрасно понимаю, что вся моя решительность - ровно до момента, когда его увижу.

Истец


Всё это выглядит дешёвой пьесой: оба знаем, что разводиться не хочу, для острастки затеял. А вот её настроение неизвестно: пошла на крайность, переехала в съёмный угол, хотя предупреждал — сделаешь шаг за порог, возврата не будет.

А она подняла тяжёлый взгляд: «Отпусти. Не видишь — плохо мне рядом с тобой. Давай побудем на карантине хотя бы месяц. Нужна дистанция, когда друг от друга воротит».

Слово-то какое — «воротит». Умеет она одной фразой как под дых зарядить.

В сердцах рассказал другу про карантин. Он смор щился: «Это неправильно. Когда сложно, нужно не разбегаться, а вместе переживать, нос к носу. Веде если один раз разъехаться для профилактики, тс потом можно повторять раз за разом — всё дальше и дольше. Пока люди порознь, проблема-то не ре шается».

Вроде верно мужик говорит, но не верю до конца Сам-то он кто? Живёт пятый год в примаках, пере ехал к гражданской жене, сидит на её шее. А в зал не зовёт. И ему я должен доверять?

Если моей (пока ещё) жене так легче, пусть по живёт одна, остынет. Правда, муторно по вечера! за ней следить — чтоб одна приходила, без прово жатых и сочувствующих. Не могла район поближ выбрать, что ли...

Ответчица


Положа руку на сердце и я ещё не всё решила. Держит память, какими мы были, как дорожили. Но всё куда-то подевалось.

Помню, первый раз привёл к себе в гости, не знал, куда усадить и чем угостить. Трепетный как сейчас говорят, заинтересованный. До самой женитьбы так продержался, потом как подменили человека, даже слушать перестал, о чём говорю. Появилась какая-то неприятная манера — снисходительность и небрежение, мол, ты баба, твоё дел маленькое. Вот эта заскорузлость и раздражала: живём в третьем тысячелетии, а нравы средневековые. Ведь он таким не был. Или был, а я в влюблённости не замечала?

Читала на ночь «Сказания о людях тайги» Черюсова, а там герой Филимон — ленивый, не чуткий, даже отец родной ему поражался — в кого такой нутряной?

Хорошее слово «нутряной» - меткое. Означает, что ничего человека кроме своего удобства не беспокоит.

Нет, буду настаивать на разводе, решено.

Истец


О, вот и моя ненаглядная. Пока не заметила меня на скамейке, озирается. Странное ощущение - и видеть её рад, и больно в левой стороне груди. Как могла уехать из дома.... Не буду махать рукой. Больно и обидно.

...Пока тебя нет, дорогая, я сам варю себе пельмени и ем с майонезом. А ты запрещала и то и другое — ха, я сам себе хозяин. А ещё ты не разрешала сладкое, потому что я растолстел — так вот слушай. Полукилограммовый лоток фисташкового мороженого — в один присест. И ничего не треснуло даже.

О, заметила, идёт сюда. Батюшки, как она похудела. Небось не зажируешь на одну зарплату и на съёмной квартире. А я со своими пельменями и корытом мороженого...

Ну зачем нам всё это? Пойдём отсюда. Куплю тебе роллы, суп Том-ям, как ты любишь.

Дай мне ещё один шанс. Буду баловать, стану внимательным.

-Привет. Прекрасно выглядишь. Как настроение?

Ответчица


-Привет. Спасибо. Всё в порядке.

Сажусь рядом, ноги плотно ставлю на пол: если закину одну на другую, непременно начну дёргать, а он заметит, что нервничаю. Чёртов невроз. Уже быстрее бы... Принять хоть какое-то решение, хотя не уверена, что в случае развода воскликну «свобода!» и побегу, раскинув руки.

Я скучала по нему. А простить не могу, как вспомню, снова вскипает. Есть у мужа черта, которую никак не могу простить, — слабость. А слабых нужно обходить стороной: им не нужен повод, чтобы ударить. Слабые могут щёлкнуть просто из самоутверждения. Даже своих. Даже тех, кто их любит.

Помню, сидим в кафе, смотрю меню, подходит официант — симпатичный парень, умные глаза. Тогда ещё будущий муж мгновенно словил мою мимолётную симпатию. И ударил: «Ну давай выбирай, на цену не смотри, папка платит. А то отощала на свою стипендию».

От боли у меня потемнело в глазах, увидела сочувствующий взгляд официанта — у него профессиональная чуйка на слабых и хвастливых. И я была именно с таким...

Потом сюжет повторялся не раз: стоило уплыть вниманием от своего ненаглядного, как тут же прилетала моральная оплеуха. «На актёра засмотрелась? Француз, говоришь? Ну можешь не смотреть, не по женской части, в Европе сама знаешь, какие нравы...» И всё это прилюдно, с ядовитой усмешкой. Конечно, умные люди понимают, что тем самым муж только себя в дураках выставляет, но мне от того не легче — удары дураков тоже болезненны.

Как-то, после очередного пинка, выскочила на балкон, глотала холодный воздух, чтобы не расплакаться. Глядь, рядом стоит парень из нашей компании, протягивает стакан с напитком: «Успокойся, он тебя любит, но дотянуться не может, вот и подтрунивает. Просто будь поласковей».

И я поверила. И была нежной и понимающей. И чем же дело закончилось? Катастрофой.

Ненаглядный муж возомнил, что ему всё можно — по праву любимчика. И вообще берега потерял. Я предложила по-быстрому развестись в загсе. Он прикинулся принципиальным и заявил, что будем делить машину, пылесос и микроволновку. Господи, какой стыд. Зачем я вообще сюда пришла? А, ради развода же.

Истец


Её ладонь в нескольких сантиметрах от моей. Дотянуться, накрыть ладошку своей, взять и увести отсюда. А иск — да чёрт с ним, пусть оставляют без рассмотрения, а нас — женатыми.

И тут она:

—Я не хочу ничего делить, и с самого начала не хотела. Ты зарабатывал — вот и оставь себе.

Глупо улыбаюсь и брякаю:

—Да и мне это барахло даром не нужно. Единственное, кого хочу оставить себе, — тебя.

—Интересно получается. Ради этой прекрасной цели повёл меня в суд. Где логика?

—Нет её. В любви вообще нет логики.

—Я тоже это поняла. Как ни пыталась найти подход, итог один: ты всё равно делал мне больно.

—Я и себе делал больно. Бил по тебе, а получалось, что по себе.

—Я сейчас тебя пожалеть должна? Твою глупость или жестокость? Ай-ай, смотрите, хотел обидеть девочку, но промахнулся и себе пальчик отбил! Какой же ты... нутряной.

Она отстранилась и замолчала. А я вдруг понял, что не простит. И какой же я был чудак на другую букву. Но последняя мысль была мимолётной, на смену пришла жгучая обида.

Да, был неправ, поступал как скотина, обижал. Но ведь это же ерунда, как говорится, с жиру бесится. У других вон мужья выпивают, играют, по бабам ходят, на детей денег не дают, а моей — слова ни скажи! Да, я слабый, я нуждаюсь в ней больше, чем она во мне. Можно не произносить это вслух, можно пожалеть? Иначе зачем тогда твоя хвалёная сила?..

Мне бы шанс. Один только шанс. Баловал бы. На руках носил бы. Купил бы ей шубу — из соболя, самую дорогую.

Вдруг защипало в носу, и изображение поплыло. Готово, парень, сейчас разрыдаешься на глазах у почти бывшей жены.

Встал и без слов вышел. Она удивлённо спрашивала, мол, куда ты. Просто махнул рукой.

На улице отдышался. Сел в машину, завёл и уехал.

Да, я слабый. И, возможно, подлый. Я не поддерживаю своё же заявление. Делайте что хотите. Если она попросит развод — дам.

Но потом, не сейчас...

Ответчица


Как дура сидела целый час, хлопала глазами, лепетала что-то на вопросы секретаря. Слушание перенесли. Хотела позвонить ему, мол, ну ты и гад, я с работы отпросилась — по твоей же милости, а ты шуточки шутить вздумал. Но взяла себя в руки. Жалко стало.

К обеду успела на работу, а там дела завертели, всё из головы выветрилось. Уф, устала.

Вечером иду домой, глядь, а перед подъездом машина знакомая. Законный муж собственной персоной. Значит, нашёл новый адрес — ну я тайны и не делала, просто из принципа не позволила помочь перевезти вещи.

Подхожу, наклоняюсь, он головы не поднимает.

—Ну привет, беглец. С чем пожаловал?

А он, пряча глаза, показывает коробку: «С пиццей. И гранатовым соком. Устал есть один».

У меня вдруг задрожал подбородок. Никогда в мире ничего не изменится: слабые будут нуждаться в сильных - и ненавидеть их же за свою зависимость. А удел сильных терпеть. Думаю, это и есть любовь, а не какие-то там сказочки про влечение и восторги.

—Пицца? Отлично. С меня кефир и булка. Пошли.
Читайте также
Вопрос:* Плывут по небу
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Авторизация
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.3 бесплатно