Милалинк
Авторизация

Весна, Лето, Осень

Весна, Лето, Осень

ОСЕНЬ


Съесть завтрак, сверяясь то с кухонными, то с наручными часами. Вымыть чашку, долго стирая губкой чайный налёт, - никакого с ним сладу, мгновенно образуется бурая противная плёнка.

Выйти из дома, по пути несколько раз вспомнить, закрыла ли дверь. Всё-таки жить одной в моём возрасте - депо неспокойное, хоть и приятное. Вечерами можно читать, разминать косточки на йоге, делать творожные маски и просто пялиться в телевизор. Если звонит кто-то из подруг, можно не снимать трубку - если интересная передача по телевизору или маска на лице, не хотелось бы испачкать телефонную трубку творожными или масляными пятнами. А можно и снять. Слушать жалобы на мужей, внуков, «хлопот полон рот» и в конце получить дежурную фразу: «Тебе-то хорошо. Живёшь со спокойной душой. Ночами спишь без просыпа, ни о чём не тревожишься. Подтянутая, красивая, молодая».

Да, это так. В мои 50 фору дам некоторым 40-летним.

Единственное, что омрачает: иногда звонит дочь. А я не знаю, что ей говорить.

Хотя нет... Пожалуй, не единственное. Если честно, хотелось бы, чтобы позвонил бывший муж. Многое хотелось бы сказать. Но ему мои слова до лампочки.

ЛЕТО


Мама у меня легендарная, не женщина, а атомный ледокол. Наверное, именно поэтому от нас ушёл папа. Мама всегда, словно транспарант над головой, несла правило: «Не люби слишком сильно». Папа сам готовил себе завтрак, по выходным - ещё и обед с ужином, умел гладить рубашки и рассказывать самые добрые на свете сказки. Я любила слушать про Сампо-лопарёнка, про неразумного Кая и отчаянную Герду, про добрых великанов и злых троллей. Все они жили в старой книге с истёртой позолотой на корешке, папа прочитал, запомнил и рассказывал мне. Это очень важно, считал он, не читать, а рассказывать: малышня должна верить, что родители - волшебники и лично водят знакомство с болотными троллями и полевыми феями.

А потом он ушёл. Сказал, что со взрослыми так бывает - они больше не могут и не хотят быть вместе. Но уход совершенно не касается маленьких чудесных девочек: дружба с ними продолжается. Папа приходил, правда-правда, прихсдил часто. Держал меня на коленях, перезапле-тал косички, чтоб не так туго, гладил по голове и дул тёплым воздухом в макушку И шептал: «Не жалей любви, Маруська, в
людях её много, хватит на всех, кто приходит в жизнь. А в женщине и вовсе на десятерых заложено, вы ведь мамки... Ну пошли на кухню сырники есть? Да знаю, что у вас нет, я принёс с собой, зайчик передал».

Я не жалела любви, но муж всё равно ушёл. Я возвращала, звонила, ходила к той женщине, плакала, умоляла вернуть его. А из квартиры выходил он, уводил свою женщину и говорил мне, как больному щенку: «Ну хватит уже, там Иришка одна. Иди домой, не пугай ребёнка».

Я шла к нашей дочери и, чтобы не пугать её слезами, закрывалась в комнате.

Так бывает: любви в тебе много, но она не нужна ему. И если позвонить маме, услышишь подтверждение: «Я же говорила. Не люби слишком сильно».

Как не любить, если иначе не получается?..

ВЕСНА


Деда хороший. Деда не обманывает и всегда весёлый. Если обещает забрать из садика сразу после тихого часа, то правда забирает. Ведёт в кафе, чтобы я «росла нормальным человеком» - ела мороженое и пила молочные коктейли. Иногда отводит к бабушке Гале, это его новая жена, но она мне не бабушка. Пока непонятно, зато она добрая и всегда даёт вареники с вишенками.

А моя бабушка строгая, но тоже добрая. Когда приходит, всегда приносит новую куклу или наряды: платье, шапку с помпоном, колготки с медвежатами. А мороженое и сок не приносит, говорит, от сладкого зубы болят и толстый живот. Девочкам нельзя быть толстыми, надо, чтобы всегда были чистые ручки и аккуратные косички.

Мама грустная. И очень-очень добрая. Но грустная она всегда, а добрая - редко. Когда пускает меня к себе в постель перед сном, обнимает и шепчет: «Справимся, Иришка, мы справимся». С кем справимся? Если с драконом, который может украсть ночью, то пусть мама не боится. У меня есть сачок, им можно прогнать даже дракона. Бьёт он не больно, зато сильно царапается: сбоку вылезла проволока, деда вставил обратно, а она опять. Если с размаху ударить, можно поцарапать дракона, и он улетит от страха.

Мы с мамой справимся.

Ой, одуванчики расцвели...

ОСЕНЬ


...В кого она такая безвольная, я ж её не воспитывала, а муштровала. Спортивная гимнастика, английский, художественная школа. Для её же блага старалась. Девочка должна была вырасти самодостаточной и разумной. А у неё глаза будто плошки. Распахнуты в пол-лица и чуть что - слезами наводняются.

Опять звонит, говорит, словно умирает: «Мама, как его вернуть...» Ну что за мямля! Ушёл муж - и пусть катится колбаской, не первая и не последняя, кто без мужика в доме остался, сама вон без отца выросла.

Она шелестит в трубке ломающимся голосом, я еле сдерживаюсь, чтобы не закричать. Спокойно говорю: «Я же предупреждала, не люби слишком сильно. А ты всё взвалила на себя: работу, учёбу в вечерке, ребёнка, вот он и заблажил, задурил от безделья».

Она всхлипывает: «Мама, а как дозировать эту любовь? Мне не в тягость было...»

Я стараюсь дышать ровнее и не хмурить лоб: «Маруся, поздно уже. Ложись спать. Иришка выпила кефир на ночь? Поцелуй её за меня. Спокойной ночи!»

ЛЕТО


Ничего не происходит, ничего не меняется. Работа, дом, Иришка, моё сонно-плаксивое настроение. Спасибо, хоть папа не оставляет, возится с Иришкой, иногда забирает нас на дачу. Там папина Галя, добрая и чуть настороженная. Понимаю её тревоги. Она любит отца всей душой и немного ревнует: ей кажется, что если мужчина так любит своего ребёнка, то и к жене ещё не остыл. Глупости. Отец в нас с Иришкой души не чает, но в матери давным-давно не нуждается. Даже не говорит о ней. Нет, прошлые обиды ни при чём, отец простил, что она вот такая - вещь в себе. Просто не ворошит прошлое, как нет нужды поминать старую признанную ошибку.

Галя мне нравится. Пытаюсь ей исподволь втолковать, что мужские чувства - тайна за семью печатями. Бывает так, что детей любят, а жену нет. Бывает, что от своей дочки уходят в другую семью, где подрастают двое чужих.

С этим ничего не поделаешь, надо принять.

Иногда муж звонит. Никак не привыкну называть его бывшим. Исправно присылает алименты. Ирочку видит редко, даже не просит на выходные и праздники, говорит, сильно занят.

Когда-нибудь я начну ходить на свидания с другими мужчинами.

А пока - все силы на Иришку. Мало уделяю ей внимания, нырнула в себя и всё вынырнуть не могу, горе пестую. А надо бы ребёнка воспитывать. Осенью отдам её в музыкальную школу, будем заниматься языками. Пусть как жена я не удалась, но как мать должна состояться.

ВЕСНА


Ой, а у нас утренник был! Я играла Ясно Солнышко, а Весной-Красной была Дарья-на. Она красивая, у неё уже выпали молочные зубы и взамен выросли взрослые. Да-рьяна - принцесса, воспитатели так говорят. Папа Дарьяны ездит на большой чёрной машине, а рядом с ним худая красивая мама. Она всегда усталая. Так и говорит: «Дарьяна, не шуми, одевайся мота, я устала, голова болит».

Дарьяну назначили Весной и дали учить длинный стих. Я его тоже выучила, пока Дарьяна повторяла. А на утреннике она забыла, представляете? Стоит, бухтит что-то, платье комкает. Никита (он был Скворец - Скорый Гонец) ка-а-ак засмеялся! А я стала читать стих Дарьяны, будто это я Весна-Красна!..

После утренника Дарьяна плакала, мама на неё шипела, а папа их сбежал в машину. А мой деда улыбался, поправлял мне косички и целовал в макушку: «Молодец, Иришка, не растерялась! Спасла мероприятие!» Моя мама хмурилась: «Ира, так нельзя. Не будь выскочкой, тебя никто не просил. Ты выставила Дарьяну глупышкой».

А деда вдруг стал как Серый Волк и сказал маме:

- Будь с ней добрее.

ОСЕНЬ


Звонила Марусиному папе, бывшему мужу. Что-то давление скачет, нужна помощь. В общем, страшно мне. Жить одной все-таки неспокойно, хоть и приятно. А тут овсем неспокойно стало. Ночами пульс так шарахает, что боюсь, до утра не дотяну. Днём ни с того ни с сего красные пятна и жёлтые звёздочки перед тазами. Настроения нет ни на что: работать неохота, вечерами телевизор даже не включаю, маски и кремы - да ну их, и не до йоги мне уже. Подруги звонят, поддерживают.

Как-то, в один особо хмурый вечер, позвонила бывшему мужу. Сказала:

-Что-то я сдавать стала. Здоровье подводит, ничего не хочется...

Думала, приободрит, навестит с апельсинами и сочувствием. А он долго мотал, потом выдал:

-От меня-то ты что хочешь?

Взбеленилась и проорала:

-Ты не мог бы быть со мной добрее?

ЛЕТО


Ирочка - молодец, в музыкальной школе нас хвалят, говорят, слух абсолютный и хорошие вокальные данные - это она в деда такая.

Я уже совсем хорошо, спасибо папе с Галей, поддержали, через пару недель всей семьёй на море едем. Галя берёт внука Егорку, так что будет весело.

...Я жалею о том звонке маме, жалею, что потревожила её и испугала. Просто новость свалилась внезапно, и я не справилась, схватилась за телефон:

- Мамочка, родная, пожалуйста, помоги! Мама, у него ребёнок родился, понимаешь? Там, с той женщиной, их общий ребёнок! Он ничего не говорил, скрывал, боялся за неё! Мама, он не вернётся, теперь уже точно не вернётся!..

А мама сказала, чтоб я не валяла дурака и взяла себя в руки. Жалею, что потревожила её. Но больше жалею, что сказала: «Пожалуйста, именно сейчас - будь ко мне добрее...»

ВЕСНА


Я рисую единорога, потому что принцессе одной скучно на полянке, ей играть не с кем. А баловный Егорка мешает, лезет толстыми руками. Он ел шоколадную конфету и теперь конфетными пальцами лапает страницу - принцессе не нравится.

Злюсь и толкаю Егорку, он плачет.

Деда берёт его на руки, подходит ко мне:

-Ириша, пожалей его, он плачет, ему больно. Будь с ним добрее, солнышко.

Мне стыдно, стыдно, стыдно! Бросаю фломастеры, бегу в кухню, где мама с Галей готовят пельмени, утыкаюсь в мамины кофточку и реву:

-Мамочка, пожалей меня! Будь со мной добрее...
Читайте также
Вопрос:* Плывут по небу
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Авторизация
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.3 бесплатно