38fdfac5c531e12e
Милалинк
Авторизация

Иван Иванович Бецкой: бастард, защитник детей

Иван Иванович Бецкой
В русском языке имеется много нелицеприятных слов для обозначения внебрачного ребёнка, но поскольку речь пойдёт о галантном XVIII веке, то будем изъясняться соответственно: наш герой - бастард. Однако, как ни назови, участь у незаконнорождённого в те времена в России была незавидной, он не имел никаких прав и надежд на достойное будущее...

Без первого слога


Иван Иванович Бецкой не иначе как родился с золотой ложечкой во рту. Всё-то у него не так, как у обычного бастарда! Причём начиная с момента, пардон, зачатия. Обычно как дело было: порезвится молодой барин с румяной крепостной девкой на сеновале, а через девять месяцев там же она разродится «зазорным», как тогда выражались в народе, ребёночком, поразительно похожим на хозяина имения. Только вот в самом имении внебрачному отпрыску, как правило, места не находилось. Отец ему даже отчества своего не давал, не говоря уж о фамилии! Крепостным были положены только имена, да клички. Мальчика-«байстрюка» в лучшем случае «забривали» в солдаты, о судьбе девочки страшно и узнавать...

Князь Иван Юрьевич Трубецкой слыл человеком просвещённым и даже гуманным. Последний боярин на Руси, соратник самого Петра Первого, генерал-фельдмаршал не мог позволить себе путаться с кем попало. Собственно, у него и подходящего сеновала поблизости не наблюдалось. Во время Северной войны Его Сиятельство имел неосторожность попасть в плен к шведам и провёл на чужбине аж 18 лет! Сам шведский король Карл XII разрешил русскому «принцу» выписать из России законную супругу, а то как-то совсем высочайший пленник загрустил. Видимо, от сей кручины Иван Юрьевич и успел закрутить на стороне страстный роман с местной красавицей благородных кровей, баронессой Вреде. 

Дама оказалась по-европейски толерантна, в семью любовника вторгаться не стала, более того, разродившись от бремени, передала младенца на попечение отца. Тот тоже не подкачал, воспитывал сына-бастарда наравне с дочерьми, рождёнными в браке. Правда, фамилию дал какую-то недоделанную, усечённую - не Трубецкой, а Бецкой. Впрочем, тогда многие русские аристократы так выкручивались. Вроде бы и свой ребёночек, а всё-таки кровь уже не чистая. Вот и бегали по залам родовых дворцов не маленькие Голицыны, а Лицыны, не Потёмкины, а Тёмкины... Благо отчество Трубецкой дал своё, документы выправил и на образование не скупился...

Иван Иванович Бецкой

Его университеты


Сначала Иван-старший лично обучал мальца грамоте, затем подросшего Ванечку отвезли из Стокгольма в соседнюю Данию и определили в тамошний кадетский корпус. И сделал бы Иван Иванович Бецкой военную карьеру, может быть, получше, чем у отца, но в один злосчастный день во время учений его кавалерийского полка ретивый конь сбросил юного кадета прямо под копыта. Полученные травмы не позволили молодому человеку поступить на службу в русскую армию.

Горе не беда, при папенькиной поддержке, связях и деньгах все двери открыты. Для начала Бецкой отправился в образовательный тур по Европе и путешествовал долго, не галопом по европам, а с толком, с чувством, с остановками. Четыре года прожил в Париже. Даже поработал секретарём при русском после во Франции. Не для заработка, а для опыта. Феномен длительных поездок за рубеж юношей из аристократических семейств с целью набраться впечатлений и знаний - отличительная примета Нового времени. Из столицы в столицу кочевали молодые немцы, французы, британцы. Завязывали знакомства, слушали лекции, вляпывались в истории, словом, мужали и развивались. И наши соотечественники не отставали. Правда, пока что Ивана Ивановича Бецкого, родившегося и выросшего за границей, к русским людям можно отнести с некоторым трудом, но весь его последующий жизненный путь компенсирует забугорное прошлое с лихвой!

Иван Иванович Бецкой

Попытка не пытка


Служба Бецкого на благо Отечества началась тихо, по-семейному. Князь Трубецкой, вернувшийся в родные пенаты из затянувшегося плена, не постеснялся мнения света и взял внебрачного сына к себе флигель-адъютантом. Служили сначала в Киеве, потом перебрались в Москву, а с 1729 года Иван-младший уже член Коллегии иностранных дел, в обязанности которого входили командировки в Париж, Вену, Берлин. Языки он знал великолепно, в манерах разбирался, энергии было не занимать. Добавьте к этому связи любившего его отца и поддержку старшей сводной сестры Анастасии Ивановны, которая вышла замуж за принца Гессен-Гомбургского и близко дружила с самой императрицей Елизаветой Петровной, и станет понятно, почему Бецкому прочили блестящую дипломатическую карьеру. 

Крылья молодому орлу подрезал канцлер Бестужев, увидевший в нём будущую угрозу собственному положению. Встать на пути у всесильного Бестужева означало подписать себе смертный приговор. Бецкой предпочёл уйти в отставку и даже уехать из страны. Следующие 15 лет Иван Иванович прожил в Париже.

Иван Иванович Бецкой

По зову Родины


«Дольче вита», состоявшая из посещения светских салонов и чтения философов-энциклопедистов, прервалась в одночасье. Новый император России Пётр III лично призвал Бецкого в Петербург, с ходу произвёл в генерал-поручики и назначил на ответственный пост - директора канцелярии строений и домов Его Величества. Бецкой не стал разбираться почему да за что, он вообще отличался редким для государственного мужа равнодушием к политике. Все перевороты прошли мимо него, ни в каких интригах ой не был замечен, с годами его главным занятием стало «учиться, учиться и ещё раз учиться». Иван Иванович всегда был в курсе новейших открытий во всех областях, за что и понравился вскоре взошедшей на трон Екатерине II. Она сама увлекалась свободомыслием эпохи Просвещения, переписывалась с Вольтером, и ей в ближайшем окружении очень нужен был человек, который бы воплотил просветительские идеи французских философов в жизнь, без радикальных перегибов, без бунтов и поножовщины.

Воспитательный дом

Воспитатель Всея Руси


В 1764 году Бецкой встал во главе Академии художеств и взялся за дело с большим энтузиазмом. Параллельно он основал не виданное доселе учреждение - Московский воспитательный дом для детей-отказников. Женщина из любого сословия, в силу жизненных обстоятельств не имевшая возможности самостоятельно вырастить ребёнка, могла принести его в это заведение без риска быть осуждённой. Всего один вопрос: успела ли покрестить новорождённого, и она могла уйти с миром и тремя рублями, которые ей выдавали, чтобы несчастная могла прокормиться хотя бы первое время после родов. 

Не приходится сомневаться, всю жизнь эти оставшиеся безымянными матери молились Богу за раба Божиего Ивана, который отнёсся к их детям и к ним самим, как ни одна душа на всём белом свете, - с беспрецедентным милосердием. Ребятишки дома Бецкого жили на полном государственном пансионе и получали лучшее образование, которое при желании могли продолжить в Московском университете. Но их благодетелю этого было мало. Бецкой был убеждён, что обучать подрастающее поколение недостаточно, необходимо воспитывать «новую породу русских людей».

Иван Иванович Бецкой
С его подачи в Петербурге учредили воспитательное общество благородных девиц, впоследствии получившее название Смольный институт, которым он и руководил. Мало того, через год Иван Иванович стал ещё и шефом Сухопутного шляхетского корпуса. Он переписал устав заведения, тем самым положив начало формированию образа офицера, который вошёл в историю России. Корпус выпускал не просто бравых вояк, молодые офицеры, воспитанные Бецким, знали историю и философию, писали стихи, ставили спектакли и музицировали, в общем, в любом обществе были «сливками». 

Смольный институтСмольный институт

Отныне русский офицер должен был не только жизнь свою положить на защиту Отечества, но и быть для остального населения примером во всём. Екатерина, пришедшая в восторг от такой постановки вопроса, наградила Бецкого высоким чином - действительного тайного советника. Те, кто считал Ивана Ивановича всего-навсего избалованным бастардом князя Трубецкого, к тому же идеалистом, не нюхавшим российской реальности, свалившимся им на головы из вольнодумной Европы, поняли, что Бецкой - это всерьёз и надолго!

В 1772 году горнозаводчик с Урала, известный при дворе своими чудачествами, Прокофий Демидов явился к Бецкому с предложением, дескать: «Чего это новую породу, барин, выводишь только из дворянских детей, давай-ка займись воспитанием и купеческих отпрысков! 
Вот тебе на это благое дело капитал!». 

Так Иван Иванович учредил Императорское воспитательное коммерческое училище. Себе ни копейки не взял, напротив, из собственного кармана стипендии ученикам учреждал. А через пару лет открыл ещё один Воспитательный сиротский дом, теперь и в Петербурге... 

При своей чудовищной занятости Бецкой оставался директором канцелярии строений, именно он украсил северную столицу «Медным всадником» - памятником Петру Великому, сковал брега Невы гранитной набережной, озаботился обустройством Летнего сада...

памятник Петру Великому
Неудивительно, что Иван Иванович так и не женился, не свил собственного гнезда. Злые языки распускали слухи, что он пользовался беззащитностью своих воспитанниц, с которыми вступал в связь, а потом, когда надоедали, пристраивал, мол, замуж... Но мы предпочитаем верить другому великому человеку, Державину, который написал стихотворение «На кончину благотворителя» Бецкого:

«Кто блеск метал - ты устранялся;
Кто богател - ты ущедрялся;
Кто расточал - ты жизнь берёг;
Кто для себя - ты жил для всех!»


Читайте также
Введите два слова, показанных на изображении:*
Авторизация
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 11.3 бесплатно